воскресенье, 4 ноября 2012 г.

Национальный костюм коми

Традиционная одежда коми
из книги: Н.Д. Конаков, О.В. Котов. Этноареальные группы коми: формирование и современное этнокультурное состояние. Москва, «Наука», 199

пятница, 5 октября 2012 г.

вторник, 2 октября 2012 г.

Тайны хакасского костюма


Национальный костюм любого народа – сублимация его эстетических предпочтений, утилитарная вещь, очень точно адаптированная к условиям жизни, и вместе с тем надежный оберег от всего дурного.
Традиционное хакасское женское платье очень широкое – до 3 м (!) в подоле – и длинное: с обилием складочек и оборок. Подобный крой не сковывает движений и защищает от сглаза во время беременности.
Хакасские красавицы издавна предпочитали яркие цвета, избегая, пожалуй, только желтого, который ассоциировали с болезнью. Воротник и подол в таком туалете должны быть ассиметричными. Сзади платье удлинено по ряду практичных соображений. Во-первых, хакаски считались великолепными наездницами, и «шлейф» позволял не уронить женского достоинства и не обнажить лишнего, даже верхом на лошади. Во-вторых, такой подол можно было при необходимости подстелить на траву или камни и сесть на него – удобно и тепло.
Наплечники, обшлага рукавов, воротник и низ платья украшались многоцветной вышивкой, орнаменты которой копировали у природы, – каждый завиток и листик, любой элемент символизировал силу и красоту хакасской степи. Вышивка могла подсказать, где живет красавица. Ведь у каждого района был свой традиционный узорчатый код. И в принципе по праздничному одеянию и прическе незнакомки можно было узнать практически все. Волосы заплетены в две косы – перед вами замужняя дама. Сколько у нее сыновей, богата ли ее семья, вам подскажет вышитый нагрудник – пого. Прежде всего он прикрывает от недоброго взгляда женскую грудь, отвлекая внимание на яркие узоры. Но, похоже, придумали его хакаски от природной скромности. Сами о себе не любят много говорить, да и выспрашивать другую – кто она, да откуда – неудобно. Вот и решили наносить символические изображения на пого, которое почитай что настоящая визитная карточка. К слову, этому элементу хакасского женского наряда как минимум 2000 лет!
– У меня и сейчас достаточно заказов на вышивку пого, – уверяет Любовь Алахтаева, абаканская мастерица по вышиванию бисером национальных хакасских украшений. – У нас в Хакассии в последнее время часто проводятся встречи родов. И естественно, туда нужно прийти в национальной одежде. Да и по праздникам хакаски даже в городе все чаще традиционно наряжаются. Вот потому и заказывают нагрудники. А раньше для своих дочерей пого мать вышивала. Это ведь охранные обереги. Когда шьешь, вкладываешь душу и словно зашифровываешь в рисунке свои пожелания: чтоб здоровы были, счастливы, чтобы суженный достойным был. А вот пояс у хакасов – деталь исключительно мужского гардероба и тоже оберег! Затейливо расшитый или сплетенный из ярких атласных лент, он призван был защитить пуп мужчины – сосредоточие силы. Вероятно потому у хакасов, как и других тюркских народов, принято мужскую удаль мерить в борьбе на поясах Куреш. Этот традиционный вид единоборств признан культурным наследием и имеет весомую поддержку со стороны минспорта республики.

http://nazaccent.ru/content/2161-tajny-hakasskogo-kostyuma.html

суббота, 15 сентября 2012 г.

Шаманские костюмы

Шаманское одеяние, как и бубен, давно заинтересовало исследователей. И.Г. Гмелин и П.С. Паллас, путешествовавшие в XVIII в по Российской империи, описали костюмы сибирских шаманов. Эти костюмы действительно могли поразить воображение. Сшитые из кожи животных плащи с многочисленными подвесками и «побрякушками», причудливые головные уборы подчеркивали связь шаманов с миром духов. Такое облачение было обрядовым, а не повседневным. Как писал В.М. Михайловский, «шаманы одеваются особенным образом только при служении духам, в обыкновенной жизни они от своих соплеменников не отличаются никакими наружными признаками».

Шаман приобретал полный комплект обрядовой одежды лишь по прошествии времени, доказав свою способность к сношению с духами. У кетов, например, шаман обзаводился сначала колотушкой от бубна, потом повязкой на голову, затем нагрудником, после него обувью, еще через какой то срок рукавицами. Только после этого он мог рассчитывать на бубен с новой коло тушкой. Следующим этапом было приобретение жезла. И теперь на очереди были плащ и железная шапка – «корона». Плащ и «корону» шаман получал всегда одновременно и обыкновенно после многих лет опыта. Затем шаман мог стать обладателем второго бубна.


читать полностью : В.Н. Басилов. Кафтан с хвостом, «корона» с рогами

Малица в оленеводческой культуре народов Западной Сибири

Очень точно подмечено такое состояние ненецкой культуры А.В. Головневым. «Чум служит самой верхней из одежд для кочующей семьи, а одежда — маленьким чумом. Когда оленевод, слегка сгорбившись и расставив ноги, сидит на нарте, он силуэтом напоминает чум. Зимняя одежда надевается в той же последовательности, что и покрышки чума: сначала обращенная мехом внутрь малица (как мюйко чума), затем широкий, мехом наружу, совик-гусь (как внешний нюк ея).

читать полностью: Малица в оленеводческой культуре народов Западной Сибири

вторник, 24 июля 2012 г.

Одежда манси и сибирских татар

Одежда кондинских манси практически не отличается от одежды проживающего в этом районе русского населения. В некоторых семьях носят лишь отдельные виды традиционной зимней и домашней обуви, многие имеют вязаные рукавицы и носки с узорами, изредка надевают старинные украшения. У сибирских татар лишь люди старших: возрастов носят иногда платья на кокетке (считают их татарскими), женские нагрудники кукрякча, женские верхние штаны, жилеты (их называют камзолами), тюбетейки, ичиги, старинные браслеты, серьги и др. 5,7% опрошенных татар Тюменской области ответили, что у них сохраняются, традиционные черты одежды. Из опрошенных татар Омской области носят национальную верхнюю одежду 3,8%, национальную обувь 3,2 и национальные головные уборы 5,1%.

Н.А. Томилов. Основные тенденции этнокультурных процессов у коренных народов тоболо-иртышского региона на современном этапе

Народное декоративно-прикладное искусство Крайнего Севера и Дальнего Востока

Народное декоративно-прикладное искусство Крайнего Севера и Дальнего Востока тесно связано с традиционным бытовым укладом северных кочевников, оленеводов, охотников, рыбаков. Оно выросло из кочевого быта с его установлениями, обычаями, обрядами. Внешняя декоративная оснастка этого быта продолжала существовать в почти неизменном виде вплоть до 30-х гг. XX в.
С начала 30-х гг. быстро разворачивается процесс социально-экономических, политических и культурных перемен. Молодежь охотнее ориентируется на новое; старшее же поколение сохраняет приверженность к традиционному образу жизни, жилищу, одежде, к бытовым изделиям, сработанным руками их отцов и дедов.
Об этом свидетельствуют очевидцы и участники событий того времени. В контакте с известным ученым-этнографом А.А. Поповым, который занимался изучением национальной материальной культуры долган и нганасан, работала, на Севере комсомолка Амалия Хазанович. В своей книге, посвященной жизни нганасан, А. Хазанович неоднократно подчеркивает выразительность внешнего облика своих друзей: «Женщины представляли живописную картину. Искусно расшитые красной и черной отделкой парки, белые капоры, опушенные красивым мехом собак, делали нганасанок красивыми». Но тем не менее она старается доказать, что европейская одежда все-таки прогрессивнее, «культурнее».
С развитием государственной торговли на Крайнем Севере, с введением всеобщего школьного обучения, отрывом детей от кочевого образа жизни и обучением их в интернатах традиционная национальная меховая одежда северян уступила место европейской одежде, в основном фабричного производства. Примерно то же происходило с другими предметами материальной культуры. К сожалению, в тот период подчас значительно недооценивалась и не всегда понималась красота и самобытность сделанного руками народных мастеров, а к предметам быта традиционной материальной культуры народностей Севера не было отношения как к предметам искусства. Как свидетельство отсталости материальной и духовной культуры северных народностей рассматривали в те годы многое в жизни северян. И чем скорее уйдет из быта все старое, рассуждали многие, тем будет лучше. Такая чрезмерная ориентация на новые ценности и недооценка положительного опыта в традиционных культурах народностей Севера привела к тому, что уже в 50— 60-е гг. в национальных северных поседениях с трудом можно было найти людей, хранящих национальную одежду и предметы быта, тем более владеющих древним искусством изготовления одежды.

Н. И. Каплан. Традиции декоративно-прикладного искусства народностей Крайнего Севера, и Дальнего Востока

Одежда кочевых народов Севера

Основным отличием архитектуры кочевого жилища от стационарного является исторически и географически сложившийся баланс комфорта между жилищем, одеждой и окружающей природной средой. При кочевом образе жизни функциональные сферы жилища (кстати сказать, и одежды) объединены относительно внешней природной среды, а при оседлом образе жизни они разграничены. В стационарной традиционной архитектуре основные требования человека удовлетворяет жилище. Одежда же является временной защитой и промежуточной средой между жилищем и внешней природной средой. Поэтому стационарное жилище как основная стабильная среда обитания человека автономно обеспечивает благоприятный микроклимат.
У кочевников функциональные взаимосвязи жилища и одежды, иные. Основные требования человека в этом плане удовлетворяется прежде всего одеждой, а жилище представляет собой важную, но временную среду: укрытие от дождя, снега, пурги. Специфика такого перераспределения функций между жилищем и одеждой такова, что одежда является как бы «первым домом». Особенности одежды северянина — оленевода или охотника — полностью отвечают требованиям комфорта, необходимого и в тундре, и в тайге.
Существует и некоторое морфологическое единство между одеждой и жилищем северянина. Это неудивительно, ведь мех и кожа, из которых шьются одежда, обувь, наружное и внутреннее оформление чума или яранги,— это продукты оленеводства и охоты, а внешний и внутренний декор чума традиционно указывал на социальное положение ее владельца, копировал цвет его одежды.

Д. Б. Пюрвеев. Традиционное и новое в архитектуре Севера.

понедельник, 16 июля 2012 г.

Штаны

У народов Сибири с нижней поясной одеждой также был связан целый ряд представлений, - у ненцев, обувь и штаны, ассоциирующиеся с женским низом, считалась сакрально нечистыми. И хранились эти вещи в специальных меховых мешках недалеко от входа в жилище. Перевозили их во время перекочевки отдельно от всей прочей мужской и женской одежды на специальной нарте вместе с шестами от чума и железным очажным листом. Это обычай соблюдается и в настоящее время в тех семьях, которые ведут традиционный образ жизни. Нанайцы и ульчи верили, что женское белье (штаны с нагрудником) обладает способностью отпугивать диких животных: «Если медведю в лесу показать дилба - женские штаны, он убежит – стесняется». Также у нанайцев женские штаны использовались как атрибут магических действий, регулирующих рождение ребенка определенного пола. Женщины, желающие родить мальчика, к поясу штанов подвешивали специальный амулет, условно изображающий фаллический символ и имеющий форму деревянного диска с продетой сквозь него палочкой. Женские штаны выступали и как объект магического обмена: «одна из информантов, имевшая только мальчиков, поменялась в свое время штанами со своей племянницей, у которой были только девочки. Собеседница отмечала, что племяннице обмен «помог», а ей – нет», пишут исследователи.


В бурятской традиционной культуре отцовские штаны играли большое значение в родильной обрядности – в них заворачивали послед при захоронении, а также самого новорожденного. Вера в охранительную силу родительских вещей отмечена также у тюркоязычных народов, при этом «мужская поясная одежда вообще рассматривается как один из самых сильнодействующих оберегов». Как отмечал Н. А. Алексеев, «после родов телеуты перевязывали живот рожениц штанами мужа. Если новорожденный плакал, вертелся, на него клали штаны отца. То же самое делали, когда оставляли его одного дома».

http://museum.ru/N40561

пятница, 13 апреля 2012 г.

Женские бурятские украшения

Женское головное украшение «даруулга». Бурятия, XIX – начало XX в.
Серебро, шелк, коралл, янтарь, лазурит, шитье, ковка, литье, чеканка.

Подвески височные «хийхэ».
Бурятия, начало XX в.
Серебро, коралл, ковка, чеканка.
 

среда, 11 января 2012 г.

Удэгейский орнамент

Широко применялась орнаментация изделий из бересты (посуды, туесков, коробок для хранения одежды и продуктов) удэгейская вышивка очень красива и разнообразна.
Вышивают мастерицы шелком. Вышивке гладью они отдают предпочтение перед аппликацией. Удэгейская техника вышивки – это узкий гладьевой шов, которым зашивается причудливо изогнутый орнамент, вырезанный из рыбьей кожи и подклеенный на «подкрахмаленный» черный сатин или светлую ткань.

Яркие цвета и блеск шелковых ниток на контрастном фоне, а также оформление вышитого узора цветными кантами и полосами, придают готовому изделию особую декоративность.
С особой тщательностью и любовью народные мастера украшали резьбой изделия из бересты. Удэгейская резьба выполнена в стиле национального узора на ткани. Узкий гладьевый шов остается в виде вырезанной светлой полоски бересты. Весь остальной фон окрашивается красным, синим и черным цветами. Кора для удэгейских берестяных вещей берется толстая, и в ней глубоко прорезаются узкие полоски орнамента. Все такие изделия сшиваются сухожильными нитками.
Резьбой украшаются также и берестяные ковры.

К.П.Белобородова. Приамурские узоры.-Л.:Издательство «Художник РСФСР», 1975.

Перекрестки континентов. Культуры коренных народов дальнего Востока и Аляски. Буклет выставки. 1995г.

Сахалинский обл. художественный музей. Декоративно-прикладное искусство народов Дальнего Востока в собрании Сахалинского областного художественного музея. Каталог – Южно-Сахалинск : Сахалинское книжное издательство, 2000
http://www.culturemap.ru/?region=66&subtopic=44&id=167

Якутский традиционный костюм

Основным материалом для изготовления одежды служила шкура домашнего скота и лесного зверя. Одежда богато украшалась, причем декор имел культовое значение и «оберегал» носящего. Верхний мир – мир небожителей олицетворяли круглые бисерные розетки или металлический круг «солнце»: их можно найти на головных уборах и нагрудных украшениях.  Вышивка обуви на тему «древо жизни», корнями уходящее в землю отражала зависимость жизни на земле от нижнего мира. Колер костюма определялся натуральным цветом меха, кожи и замши, а также природными красителями. Оживляющими костюм деталями являлись перфорированная отделка из материалов различной фактуры и вышивка растительных орнаментов.

Принятие православной веры и развитие торговли в конце Х1Х – нач. ХХ в. привело к влиянию русской культуры на якутскую. Появились новые виды одежды: пальто с буфами, платья с широкой оборкой по низу, кушаки, фабричная обувь. Стали доминировать серебряные украшения. Тем не менее костюм по своему художественному образу оставался созвучным костюму предков – тюрков и монголоязычных скотоводов.